ГлавнаяЖурнал

Кайыржан Кожалы: «Сейчас самое время выходить на IT-рынок Ташкента»

Серийный предприниматель о том, как развивается IT-индустрия в Узбекистане и какие факторы тормозят казахстанских стартаперов

19 мая предприниматель выступил на площадке DAR в рамках второй встречи комьюнити Tech Ozimiz при поддержке сообщества Google developers group Almaty. 5Q собрал главные тезисы из его выступления и задал дополнительные вопросы.

Как развивается IT в Узбекистане? 

— Сейчас Ташкент переживает то же, что и Алматы в 2012-2013 годах, хотя еще год назад в столице Узбекистана даже не было дата-центров. Кардинальный сдвиг произошел в 2021 году, когда президент Шавкат Мирзиёев открыл границы, и в развитие IT потекли большие деньги, как государственные, так и частные. 

Ташкентский IT-Парк, как особая экономическая зона, активно завлекает стартапы и разработчиков. За прошлый год там зарегистрировалось более 500 компаний-резидентов, получив налоговые преференции. Также для резидентов и инвесторов сделали IT-визу. За короткое время в Ташкент переехало две тысячи российских и белорусских айтишников. 

В последние два года в стране открылось два IT университета. В 2019 году власти запустили госпрограмму «One Million Uzbek Coders», предлагающую молодежи доступное и качественного обучение по IT-специальностям. Плюс в Ташкенте открылся крупнейший в мире акселератор Plug and Play Tech Center.

В Узбекистане сегодня живет 35,4 млн человек, что почти в два раза больше, чем в Казахстане. IT-рынок сосредоточен в Ташкентской агломерации, где проживает более 5 млн человек. Там же доступен быстрый интернет и сосредоточены профессиональные кадры. В конце 2021 года по всей стране было зарегистрировано 27,2 млн интернет-пользователей и 28 млн банковских карт. Только 5% из них — это Visa и Mastercard, остальные местные платежные системы. Но нужно отметить, что развитие идет только в Ташкенте. В Самарканде и Бухаре пока нет быстрого интернета и инфраструктуры. 

Какие ниши осваивать казахстанским стартаперам?

— За 10 лет казахстанские айтишники накопили экспертизу в финтехе, e-commerce (маркетплейсы) и онлайн образовании, что уже позволяет выходить на рынок Узбекистана. При этом остается много свободных ниш. Страна агропромышленная, а Agrotech вообще пустой. Курьерские службы в Ташкенте пока доставляют товары на такси, что из-за пробок задерживает время доставки. Скорее всего скоро туда зайдут Glovo, Wolt и другие. С Яндекс такси конкурирует местное My Taxi (10 тысяч водителей). Вся частная онлайн-коммерция сосредоточена в чатах Телеграмма.

Сейчас самое время выходить на рынок Ташкента. Совпадает готовность технологий на рынке: интернет-соединение, плюс наличие дата-центров, инфраструктурных компаний, инвесторов и венчурных фондов. Рынок и культура похожи на наши. Тем более, в Казахстане немного обленились, в том числе из-за нефтяных доходов. Стало модно не стартапы делать, а тусоваться. 

Да, льготы стартаперам дают и в Astana Hub. Но в Нур-Султане холодно. Я всегда считал, что открывать Хаб в тогда еще Астане было ошибкой. Я был на нескольких совещаниях, когда все это обсуждалось, и говорил, что не соберете вы здесь тысячу разработчиков. Надо открывать в Алматы, где три сильных ВУЗа, хороший климат и соседство со странами ЦА. Но тогда нужно было заселять здания для EXPO-2017. При этом Most Hub Almaty развивает экосистему стартапов, и у него это получается гораздо лучше.

Назовите успешные узбекистанские стартапы, которые сейчас работают?

— Крупнейший в стране маркетплейс ZoodMall работает больше двух лет. У него более 3 млн скачиваний. За последний год сервисом пользуется более 1,5 млн зарегистрированных пользователей. На старте в проект инвестировали более 2 млн долларов, а в 2019 году оборот соcтавил 500 млн долларов. В планах довести его до 900 млн долларов к 2023 году. Недавно фаундеры привлекли 38 млн долларов от фонда Sturgeon Capital и дубайского фонда для выхода на рынки Ирана и Пакистана. Отмечу, что маркетплейс они скопировали с Kaspi. 

Позже ZoodMall запустил финтех Zoodpay, который сегодня взрывает рынок. Тот же Kaspi Red, но без скрытых комиссий. Он популярен, потому что в стране сильны исламские традиции, которые не поощряют банковское кредитование. При этом накрутка в банках по кредитам достигает 60%.

В Узбекистане работают финтех-приложения, в которых можно привязать карту своего банка, совершать переводы, оплачивать коммунальные платежи и т.д. Топ 3 финтеха: Click (6 млн юзеров), Pay me (4 млн) и Apelsin (2 млн). Я оцениваю рынок мгновенных платежей в 38 млрд долларов, и он будет расти. 

Второй интересный кейс — это финтех-стартап IMAN. Сначала в него проинвестировали 150 тыс. долларов казахские и узбекские бизнес-ангелы. Фаундеры строят супер ап на стыке образования, финтеха, инвестиций и маркетплейса. Позже 1 млн долларов в них вложила казахстанская компания Tesla Capital, работающая в Индонезии. Недавно проект привлек 4 млн долларов на этапе Pre-Seed и сейчас он выходит на рынок Пакистана. Хотя питчили Казахстан, Турцию, Узбекистан и Индонезию. 

Почему Kaspi не заходит в Узбекистан? 

— Главный заработок Kaspi в супераппе — это выпуск и обслуживание международных карт Visa и Mastercard. В Узбекистане работают две национальные платежные системы UzCard и Humo, которые обеспечивают население дешевыми картами и банковскими услугами. Поэтому бизнес-модель Kaspi туда не ложится и нужно придумывать что-то другое, а это риски.

Также здесь нет административной поддержки от государства, как ее получал Kaspi через своих акционеров в Казахстане. Третий фактор — это конкуренция. Kaspi опоздал с выходом на рынок финтех приложений Узбекистана. Здесь есть сильные местные игроки со своей поддержкой и амбициями.

Как отразится IT бум в Узбекистане на рынок Казахстана? 

— Казахстанские айтишники медленные на подъем и для своих проектов будут рассматривать дальнее зарубежье. Скорее наоборот, узбекские компании будут выходить на казахстанский рынок.  

Но между Алматы и Ташкентом в IT сфере уже происходит синергия. Инвесторы объединяются в синдикаты, создаются гибридные команды на два рынка, например, разработка в Алматы, а продажи и локализация в Ташкенте. В целом, Узбекистан делает много для привлечения не только инвестиций, но экспертизы. Экспатам, особенно в IT, предлагают льготы для работы на рынке.

Сюда продолжают приезжать казахстанские бизнесмены из традиционных сфер: строительства, horeca и т.д. Венчурные капиталисты вкладывают в стартапы и команды, которые развивают проекты в Узбекистане. Находясь рядом, можно держать руку на пульсе и не пропускать интересные проекты, которые после успешного теста идей будут масштабироваться на похожие мировые рынки.

Сейчас мы развиваем проект в e-commerce. Центр обработки будет в Алматы, а вся сейлз команда, состоящая из узбекистанцев, в Ташкенте. Они понимают, что если сильная казахская команда соединится с узбекской, будет эффект. Если у вас есть стартап, то просто запускаетесь в Узбекистане, нанимаете продажников и будете расти за счет рынка. 

Каких специалистов не хватает в Узбекистане?

— Не хватает всех, особенно мидлов. К нам в Magnum приходили джуниоры с сертификатом, которые мало что знали, но хотели учиться. Либо на собеседование приходит сеньор и просит 5 тысяч долларов, хотя зарплата по рынку 3 тысячи, но они в дефиците.

В Ташкенте открываются российские онлайн-школы, но узбеки предпочитают оффлайн обучение. На платные онлайн-курсы массово не идут, опасаются обмана.

После президента Каримова много узбеков вернулись из-за рубежа. Плюс в Ташкенте поголовно учат английский язык. Они понимают, что зная английский, смогут зарабатывать в пять раз больше. 

Почему стартапам из Казахстана трудно масштабироваться в Турции, Индонезии и Малайзии?

— Инвестор не поверит стартаперу, пока тот не протестирует проект. Тестировать в Казахстане сложно, потому что мало пользователей. Нельзя сказать, что раз «выстрелило» в Казахстане, то зайдет, например, в Индонезии. А если переходить с узбекского рынка, то инвесторы больше поверят, потому что это также исламская страна, восточные менталитет и привычки. Условно, если ты протестировал стартап в Узбекистане, и бизнес-модель работает, то получится в Пакистане или другой мусульманской стране. 

Поэтому нашим стартаперам не нужно ехать в Турцию. Это больше политика, которая еще будет стыковаться. Тем более, турки сами предприимчивые. Рано ехать в Европу или США, если у вас стадия Pre-seed и пока только гипотеза. Рядом Ташкент с 5 млн пользователей. И сейчас там все проекты под лупой инвесторов. Узбеки считают, что Казахстан прилично продвинулся по технологиям и, если ты несешь пользу, знания и хочешь этим делиться, в ответ будет нормальное отношение.  

Заявлялось, что в Узбекистан зайдут российские маркетплейсы Wildberries и  Ozon, но их остановил конфликт в Украине. Поэтому появилось время, когда можно успеть занять ниши и рынки.

Какие навыки и знания сегодня требуются айтишнику? 

— Если без технической конкретики и специализаций, то сейчас айтишникам нужно прокачивать навыки коммуникации, лидерства, командной работы, креатива — то, что называется soft skills. Получить их можно, работая в продуктовых компаниях, где приветствуются гибкие подходы в разработке.

Сейчас я становлюсь узбекским бизнес-ангелом. Планирую войти в пул инвесторов и потом буду рассматривать стартапы. Казахстанские стартаперы могут ко мне обратиться, но только, если они будут работать на рынке Узбекистана.

Хотите узнать, как оставаться в курсе всех встреч и мероприятий DAR? 

Присоединяйтесь к коммьюнити в Telegram — @techozimiz!

Techozimiz — коммьюнити для тех, кто интересуется профессиональным развитием в IT и бизнесе, ищет единомышленников и просто хочет в неформальной обстановке обсудить интересующие вопросы.

Здесь есть:

  1. Оффлайн и онлайн встречи с экспертами и практиками мира IT и бизнеса — узнавайте о них первыми!
  2. Полезные и интересные материалы.
  3. Возможность обрести нужные контакты.
  4. Мероприятия и бонусы от партнеров.
  5. Приглашения на стажировки в DAR.
logo
ГлавнаяКурсы
Все права защищены info@5q.kz
menu open
Вопросы - ответыПользовательское соглашение